Где и почему разрешена эвтаназия

Содержание
  1. Помочь умереть: где эвтаназия законна
  2. Нидерланды
  3. Швейцария
  4. Бельгия
  5. Соединенные Штаты
  6. И другие страны
  7. А что было бы в англии и уэльсе, если бы новый закон был принят?
  8. Стыдные вопросы про эвтаназию Можно ли считать ее убийством? Разрешена ли она в России и кто выступает против? — Meduza
  9. Что такое эвтаназия?
  10. Какие виды эвтаназии существуют? Можно ли ее назвать убийством или самоубийством?
  11. В России эвтаназия запрещена?
  12. Значит, разрешена?
  13. Как в России живут неизлечимо больные на последней стадии?
  14. В каких странах неизлечимо больные люди имеют право на эвтаназию? Что написано у них в законодательстве?
  15. Дети тоже могут подвергаться эвтаназии?
  16. Какие есть аргументы за и против эвтаназии? Кто ее главные противники?
  17. Эвтаназия противоречит клятве Гиппократа?
  18. Почему в России нельзя разрешать эвтаназию?
  19. Вопиющий случай самоубийства контр-адмирала Апанасенко
  20. Проблемы с эвтаназией на Западе. Делать ли ее больным депрессией?
  21. Эвтаназия в России:
  22. Что такое эвтаназия? История вопроса
  23. Виды эвтаназии
  24. Аргумента «за» и «против»
  25. Эвтаназия в России. Что говорят?
  26. В каких странах люди имеют право на эвтаназию
  27. Право на смерть: почему нет единого мнения по поводу эвтаназии
  28. Перетягивание каната
  29. Тонкая грань
  30. Тихий уход

Помочь умереть: где эвтаназия законна

Где и почему разрешена эвтаназия

Валерия Перассо Всемирная служба Би-би-си

Правообладатель иллюстрации istock Image caption Список стран, в которых разрешено помогать уходить из жизни, очень невелик

Британские парламентарии подавляющим большинством отклонили законопроект об облегчении процедуры получения препаратов, с помощью которых смертельно больные люди могут уйти из жизни.

В законопроекте предлагалось, чтобы врачи выписывали смертельную дозу лекарств, которую пациент потом принимал бы сам.

Каждый подобный случай должен был бы получать одобрение двух врачей и члена Верховного суда.

В результате Англия и Уэльс так и не вошли в список стран, гарантирующих «право на смерть».

Список этот, кстати, довольно короток: в пяти странах разрешено предоставлять пациенту препараты, с помощью которых он может уйти из жизни, и еще в нескольких эвтаназия полностью легализована и врачам разрешено в определенных обстоятельствах самим вводить больному смертельный коктейль.

Нидерланды

Правообладатель иллюстрации istock Image caption В Нидерландах помощь в совершении самоубийства оговаривается жесткими условиями

В 2002 году Нидерланды стали первой страной, легализовавшей эвтаназию. Кроме того, помощь в совершении самоубийства теперь тоже не преследуется по закону.

При этом эвтаназия обставляется жестким набором условий: пациент должен страдать от неизлечимого заболевания, мучиться от «непереносимой» боли и не иметь ни малейшего шанса на выздоровление. Он или она должны высказать свое желание умереть, находясь полностью в здравом уме, и продолжать настаивать на этом на протяжении определенного промежутка времени

«Закон о прекращении жизни по требованию и помощи в совершении самоубийства» вступил в действие в апреле 2002 года.

Врачи из Христианской медицинской ассоциации утверждают, что после принятия этого закона количество добровольных смертей «вышло из-под контроля». К 2015 году рост составил около 15%, что составляет почти 5000 случаев.

Однако этому заявлению противоречит научное исследование, результаты которого были опубликованы в британском медицинском журнале Lancet в 2012 году. В нем утверждается, что число людей, добровольно ушедших из жизни после принятия нового закона, осталось таким же, как и до его введения.

Правообладатель иллюстрации Istock Image caption Далеко не все врачи, даже в тех странах, где эвтаназия разрешена, одобряют эту практику

Самым спорным в нидерландском законе являются возрастные рамки: он применим к пациентам с 12 лет (однако смертельно больным детям в возрасте от 12 до 16 лет требуется согласие родителей).

Швейцария

Швейцария, возможно, является самой известной страной, в которой право на смерть закреплено законом.

Правообладатель иллюстрации istock Image caption Клиника «Дигнитас» утверждает, что помогает людям уходить из жизни без боли и с достоинством

Отчасти это связано с клиникой «Дигнитас», в которой за определенную плату смертельно больным людям помогают уйти из жизни. Она стала последним прибежищем многих иностранцев, желающих умереть без боли и с достоинством.

Швейцарское законодательство разрешает «помощь в совершении самоубийства» в тех случаях, когда у «помогающих нет своекорыстных мотивов».

Уголовное законодательство, действующее с 1942 года, наказывает помощь в совершении самоубийства только в тех случаях, если больного уговаривают уйти из жизни, чтобы, например, избавиться от бремени заботы о нем, не платить за уход и лечение или поскорее получить наследство. Если ничего из вышеперечисленного доказать нельзя, то и уголовное дело не возбуждается.

Для того чтобы избежать уголовной ответственности, человек, помогающий больному уйти из жизни, должен доказать, что пациент знал, что он делает, и высказывал это желание несколько раз на протяжении определенного промежутка времени.

При этом эвтаназия как таковая, то есть когда пациент не сам принимает смертельный коктейль, а ему делает укол или дает лекарство врач или родственник, является незаконной.

Бельгия

Правообладатель иллюстрации istock Image caption В Бельгии эвтаназия разрешена без ограничений по возрасту

В 2002 году Бельгия следом за Нидерландами приняла закон, легализующий эвтаназию.

Согласно «Закону об эвтаназии», врачи могут помочь больным умереть только в том случае, если они их давно наблюдают. Пациенты должны быть бельгийскими гражданами и постоянно проживать в стране.

Больные должны находиться в «безнадежном медицинском состоянии и испытывать постоянные невыносимые физические или моральные страдания, которые невозможно облегчить».

Также пациент, знающий, что скоро впадет в вегетативное состояние, может выразить желание, чтобы его жизнь в таком состоянии не поддерживали искусственно.

Врач в обязательном порядке должен присутствовать у больничной кровати до «самого последнего вздоха».

В феврале 2012 года Бельгия стала первой страной, легализовавшей эвтаназию для детей: в отличие от Нидерландов, в законе не определен минимальный возраст, после которого пациенты могут просить о смерти.

Соединенные Штаты

В США вопрос о том, разрешать ли или нет помощь в совершении самоубийства, вынесен на усмотрение отдельных штатов. В результате ее разрешили в четырех штатах, но в целом по стране она остается незаконной.

Правообладатель иллюстрации istock Image caption В США эвтаназия разрешена только в четырех штатах. Больные должны дважды высказывать желание умереть

Врачи Орегона имеют право прописывать препараты, которые помогут смертельно больным пациентам уйти из жизни, с 1997 года. Орегон стал первым штатом, разрешившим помощь в совершении самоубийства, приняв закон под названием «Смерть с достоинством».

Пациенты должны находиться в здравом уме и твердой памяти и быть старше 18 лет. Врачи должны прийти к заключению, что человеку остается жить не более шести месяцев. Больные должны дважды высказать желание умереть в присутствии независимого свидетеля.

В 2014 году Орегон попал в сводки новостей после того, как 29-летняя женщина по имени Бриттани Мейнард, страдавшая от неизлечимой формы рака головного мозга, переехала в этот штат, чтобы умереть.

Позднее помощь в совершении самоубийства законодательно разрешили в штатах Вашингтон, Вермонт и Монтана.

Законодатели Нью-Мексико отменили решение верховного суда штата, разрешившего помощь в совершении самоубийства, и сейчас этот законопроект находится на юридической экспертизе.

И другие страны

Правообладатель иллюстрации istock Image caption Германия и канадская провинция Квебек скоро могут разрешить помощь в совершении самоубийства

В Люксембурге эвтаназия и помощь в совершении самоубийства разрешены с 2009 года. Законодательство похоже на то, которое принято в Бельгии. В нем подчеркивается «право врачей на свободу совести».

В Колумбии первый случай помощи в совершении самоубийства был разрешен в июле этого года. Министерство здравоохранения решило поддержать просьбу 79-летнего Овидия Гонзалеса, страдавшего от смертельной формы рака.

В Германии на настоящий момент врачи не имеют права выписывать лекарства, помогающие уйти из жизни. Однако этот вопрос сейчас проходит юридическую экспертизу. Ожидается, что новый закон может быть принят бундестагом уже в ноябре.

Аналогичная ситуация сложилась и во франкоязычной провинции Канады Квебеке. Национальная ассамблея уже приняла закон, в котором разрешается применение седативных средств и медицинская помощь при умирании. Он должен вступить в силу в декабре этого года.

А что было бы в англии и уэльсе, если бы новый закон был принят?

В законе предлагалось прописывать смертельную дозу медицинских препаратов тем пациентам, которым осталось жить не более шести месяцев.

Два врача и судья Верховного суда должны были бы официально дать свое согласие на то, чтобы помочь пациенту умереть.

Они должны были бы удостовериться в том, что пациент находится в здравом уме и твердой памяти, что ему действительно осталось жить не более шести месяцев и что ему хорошо известны возможности паллиативного лечения. Таким образом, помощь в совершении самоубийства была бы незаконна для людей, не страдающих от смертельных заболеваний, или душевнобольных.

Пациент должен был бы принимать смертельную дозу лекарств самостоятельно. Врачи не имели бы права вводить ее сами — в этом случае их действия с юридической точки зрения уже квалифицировались бы как эвтаназия, а не как помощь в совершении самоубийства, чего не допускал и предлагавшийся, а теперь отклоненный законопроект.

Источник: https://www.bbc.com/russian/society/2015/09/150911_euthanasia_countries_legal

Стыдные вопросы про эвтаназию Можно ли считать ее убийством? Разрешена ли она в России и кто выступает против? — Meduza

Где и почему разрешена эвтаназия

Правительство Нидерландов рассматривает законопроект, в соответствии с которым люди смогут прибегнуть к эвтаназии, даже если они не являются смертельно больными.

В сентябре в Бельгии впервые в мире эвтаназия была применена к ребенку. Законодательство о добровольном уходе из жизни по медицинским показаниям смягчается одновременно в нескольких странах мира.

«Медуза» отвечает на вопросы о том, какой бывает эвтаназия — и в каких случаях и странах она применяется.

Что такое эвтаназия?

Слово «эвтаназия» происходит от греческого еu — «хорошо» и thanatos — «смерть». В медицинском контексте это понятие впервые употребил английский ученый Фрэнсис Бэкон на рубеже XVI и XVII веков.

Бэкон говорил, что цель врача — не только исцелять, но и избавлять пациента от страданий, которые причиняют ему болезни, когда уже никакой надежды на спасение нет.

При этом в 1930–40-е годы нацисты называли «эвтаназией» свою программу умерщвления «Т-4», которая предусматривала казнь инвалидов, людей с психическими расстройствами и с наследственными заболеваниями. 

В наши дни определение «эвтаназия» включает в себя ряд обязательных элементов. В Оксфордском справочнике по клинической медицине она описывается как «намеренное умерщвление неизлечимо больного человека с целью облегчения его страданий». Смерть человека считается эвтаназией, если она наступила в результате действия или бездействия (в случае отказа от лечения) другого человека — врача. 

Подобному уходу из жизни должны предшествовать невыносимые страдания от неизлечимой болезни или нахождение в необратимой коме; главный и единственный мотив для доктора — прекращение страданий пациента.

В этом контексте смерть больного становится единственным способом прекратить его мучения, а значит, является для умирающего единственным возможным благом.

Врач должен выбрать для своего пациента самый безболезненный и гуманный способ расстаться с жизнью.

Какие виды эвтаназии существуют? Можно ли ее назвать убийством или самоубийством?

Выделяют активную и пассивную эвтаназию. В первом случае врач назначает или вводит пациенту смертельную дозу препарата. Первым врачом, который применил в своей практике активную эвтаназию, был американец Джек Кеворкян.

Он получил прозвище «Доктор Смерть» за то, что создал так называемую «машину самоубийства» — мерситрон: аппарат, который сам подавал смертельную дозу анальгетиков и ядовитых веществ в кровь человека.

В 1990 году мерситроном впервые воспользовался пациент с болезнью Альцгеймера. 

В 1991-м Кеворкяна лишили лицензии врача, ему запретили заниматься медицинской практикой. Однако за восемь последующих лет с помощью мерситрона себя лишили жизни более 130 человек. В 1999-м врача приговорили к десяти годам лишения свободы по обвинению в убийстве.

В случае пассивной эвтаназии происходит сознательный отказ пациента от лечения или поддерживающей терапии. Выделяют также добровольную эвтаназию, когда она проводится с согласия больного, и недобровольную, когда за него решение принимают родственники (в случае если пациент находится без сознания).

В 2003 году Европейская ассоциация паллиативной помощи в своем докладе, принятом всеми международными организациями, уточнила определение эвтаназии: она может быть только активной и только добровольной.

В России эвтаназия запрещена?

Практика отказа от лечения применяется в российской медицине с начала ХХ века, в 2011 году она была закреплена Федеральным законом «Об основах охраны здоровья граждан в РФ».

Он предусматривает право пациента или его законного представителя (если человек находится в вегетативном состоянии) отказаться от медицинского вмешательства.

Например, от искусственного поддержания жизни: сердечно-легочной реанимации, искусственной вентиляции легких, искусственного питания и гидратации, гемодиализа и даже кардиостимуляторов.

Значит, разрешена?

Нет. Отказ от медицинского вмешательства — это не эвтаназия.

В России она запрещена статьей 45 закона «Об основах охраны здоровья граждан в РФ»: «Медицинским работникам запрещается осуществление эвтаназии, то есть ускорение по просьбе пациента его смерти какими-либо действиями (бездействием) или средствами, в том числе прекращение искусственных мероприятий по поддержанию жизни пациента».

Как в России живут неизлечимо больные на последней стадии?

Сторонники развития и улучшения качества паллиативной медицины считают, что человек может жить достойно и на финальных стадиях тяжелейших заболеваний: для этого нужен качественный уход. Также следует разграничить желание умирающего избавиться от боли и его желание смерти.

При правильном подходе — в первую очередь хорошо подобранном обезболивании, доступности морфина в день обращения — человека покидают мысли о добровольном уходе из жизни. В феврале 2015-го специальный корреспондент «Медузы» Катерина Гордеева опубликовала репортаж о трудностях, с которыми сталкиваются онкобольные при получении обезболивающих.

Только за февраль 2015-го в Москве покончили с собой 11 человек, страдавших от рака и не получивших необходимой медицинской помощи.

В каких странах неизлечимо больные люди имеют право на эвтаназию? Что написано у них в законодательстве?

В США эвтаназия легальна в пяти штатах: Орегон (с 1997 года), Вашингтон (с 2008-го), Монтана (с 2010-го), Вермонт (с 2013-го) и Калифорния (с 2015-го).

Согласно орегонскому закону «О достойной смерти», врач может выписать неизлечимому больному смертельную дозу препарата, но ввести ее должен сам пациент.

В этих штатах право на эвтаназию имеют пациенты, достигшие 18 лет, находящиеся в здравом уме, жить которым остается не больше полугода, — диагноз должны подтвердить два независимых специалиста, а свое желание умереть больной должен высказать трижды.

С 2002 года эвтаназия разрешена в Нидерландах и в Бельгии. Неизлечимо больные люди имеют право получать помощь в совершении эвтаназии — то есть врач не только может назначить смертельную дозу препарата, но и самостоятельно ее ввести.

Право на смерть получают больные, которые испытывают невыносимые страдания от неизлечимого заболевания, победить которое нет ни единого шанса. Свое желание умереть пациент должен высказать несколько раз и при этом находиться в здравом уме.

В Бельгии создана Федеральная комиссия по оценке и контролю, которая следит за тем, чтобы врачи не нарушали закон. В Нидерландах в 2015 году было зафиксировано 5,5 тысячи случаев применения эвтаназии. 

В Швейцарии в 1942 году был принят закон, разрешающий «помогать совершать самоубийство», если у «помощника» (им в данном случае становится врач) нет корыстных мотивов. Речь идет не об эвтаназии в чистом виде: пациент имеет право принять смертельную дозу, но врач не может ее ввести. В отличие от Бельгии, в Швейцарии эвтаназия доступна для иностранцев.

C 2009-го эвтаназию и помощь в совершении самоубийства разрешили в Люксембурге, в 2015-м — в Колумбии и Канаде. В 2010-м в Швеции сделали законным отключение медицинских систем поддержания жизни — по просьбе больного.

Дети тоже могут подвергаться эвтаназии?

Применять эвтаназию в отношении несовершеннолетнего разрешено в Бельгии. Закон об облегчении предсмертных страданий неизлечимо больных детей был принят в 2014 году.

17 сентября 2016-го 17-летний бельгийский подросток на последней стадии неизлечимой болезни подвергся эвтаназии — это стало первым подобным случаем.

По закону, чтобы получить такое право, несовершеннолетний должен быть в сознании, сам обратиться с просьбой об эвтаназии, а его родители должны дать на это согласие.

Какие есть аргументы за и против эвтаназии? Кто ее главные противники?

Защитники эвтаназии называют ее «актом милосердия» и «избавлением от страданий».

Они говорят о том, что жизнь не может считаться благом, когда она состоит из одних физических и душевных мучений — без надежды на облегчение; если существование человека поддерживается с помощью сложных технологий, жизнь перестает быть желанной целью.

Среди доводов в пользу эвтаназии упоминается и экономический аспект: средства, которые тратятся на поддержание жизни безнадежно больных, можно тратить на лечение тех, у кого еще есть надежда на исцеление. И наконец, один из главных аргументов в пользу эвтаназии: человек имеет право самостоятельно распоряжаться своей жизнью.

Против эвтаназии высказываются представители всех мировых религий. Их главный аргумент: только бог дает человеку жизнь — и только он ее может забрать. Намеренное прекращение жизни религия считает убийством или самоубийством. Врач не должен брать на себя функцию бога. 

Светские противники «права на смерть» говорят об абсолютной ценности человеческой жизни: она в любой своей форме лучше, чем отсутствие всякой жизни, она есть благо, даже если превращается в сплошное страдание, люди в вегетативном состоянии тоже имеют право жить. Те, кто выступает против эвтаназии, говорят также о возможных злоупотреблениях со стороны родственников и врачей: одни могут желать человеку смерти из-за наследства, другие таким образом могут экономить бюджет.

Противники эвтаназии отмечают, что прекращение человеческой жизни для врачей противоестественно. Если «право на смерть» будет легализовано, появится опасность того, что врачи потеряют стимул для поиска новых препаратов и способов лечения.

Эвтаназия противоречит клятве Гиппократа?

Гиппократ писал: «Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла».

Древнегреческий целитель считал, что врачи должны делать все, чтобы сохранить жизнь человеку, и сформулировал принцип «не навреди».

Одновременно с этим в своей книге «Об искусстве» он так описал цель медицины: «Она совершенно освобождает больных от болезней, притупляя силу болезней, но к тем, которые уже побеждены болезнью, она не протягивает своей руки».

Медицинская этика и медицина в целом со времен Гиппократа изменились. Сейчас большое внимание уделяется развитию паллиативной медицины: разрабатываются программы поддержания качества жизни неизлечимых больных, которые помогают им дожить до своего естественного конца, не испытывая страшных страданий.

Источник: https://meduza.io/feature/2016/10/18/stydnye-voprosy-pro-evtanaziyu

Почему в России нельзя разрешать эвтаназию?

Где и почему разрешена эвтаназия

Вбросы на тему облегчения предсмертных страданий — это скорее смена повестки с гражданской на биоэтическую, считает философ Сергей Шевченко

На этой неделе в соцсетях и прессе обсуждался вопрос эвтаназии.

Толчком к таким разговорам послужили слова главы Минздрава РФ Вероники Скворцовой, которая заявила, что этот вопрос должен решаться с учетом мнения граждан.

Какие подводные камни таит такое добровольное прекращение жизни и как проблема решается за рубежом, объясняет эксперт по биоэтике, философ Сергей Шевченко в колонке «Реального времени».

Совсем недавно во многих российских СМИ бурно обсуждалась тема эвтаназии в связи со словами министра здравоохранения Вероники Скворцовой. В эфире радио «Комсомольская правда» она заявила: «Я не буду прогнозировать, как вопрос будет решаться в нашей стране, само население должно будет решить, готово оно на это пойти или нет».

Маловероятно, что проблему эвтаназии действительно будут обсуждать, чтобы принять конкретное решение. Ведь отстаивание любой четкой позиции по эвтаназии чревато серьезными политическими рисками. Вместе с тем при решении этой проблемы будут распределяться сравнительно малые ресурсы на услуги по эвтаназии или на работу психологов.

Куда важнее с этой точки зрения любые инфраструктурные проекты.

Отдельные информационные вбросы на тему эвтаназии — это скорее смена повестки дня с гражданской на биоэтическую. И очень жаль в этом смысле, что серьезная биоэтическая проблема может послужить простым инструментом для раскола, пусть даже отдаленно наметившейся общественной солидарности.

Условные консерваторы, те, кто «за ценность человеческой жизни», вновь поляризуются с теми, кто «за свободу выбора». Здесь можно отметить, что православная церковь и другие традиционные конфессии давно выразили свою позицию против эвтаназии.

Ценность человеческой жизни они считают выше ценности свободного выбора.

Проблемы паллиативной помощи, как ни странно, пока редко становятся предметом заметной публичной дискуссии. Это странно потому, что «достойная смерть» является важным этическим ориентиром в нашем обществе.

Один из представителей системы паллиативной помощи в России так высказался о проблеме: «Мы как никто видим страдания людей, болеющих смертельными заболеваниями.

Но при этом мы против, чтобы в России прямо завтра вводили эвтаназию, потому что доступ к эффективным обезболивающим у нас в стране крайне нестабильный».

А если болеющий человек сильно страдает и в нужное время не получает необходимое обезболивание, вполне естественно, что он желает прекращения страданий даже ценой прекращения жизни. Это не значит, что у него возникло такое добровольное желание и это хороший выход из положения. Это решение принимает человек практически под пыткой. Это не та ситуация, в которой можно принять взвешенное решение о жизни и смерти.

Если говорить о России, то помимо хосписов у нас есть и иные формы паллиативной помощи, например, специальные палаты в онкодиспансерах, так называемые «сестринские койки», но они слабо используются. В Москве уровень паллиативной помощи, конечно, гораздо выше, чем в провинции. Он приближается к уровню развитых стран.

Сергей Шевченко: «Проблемы паллиативной помощи, как ни странно, пока редко становятся предметом заметной публичной дискуссии. Это странно потому, что «достойная смерть» является важным этическим ориентиром в нашем обществе»

Вопиющий случай самоубийства контр-адмирала Апанасенко

Чтобы сделать верные выводы об уровне паллиативной помощи в целом по России, можно вспомнить случай контр-адмирала Апанасенко, который покончил с собой в 2014 году. Это произошло из-за того, что он страдал раком и не получил вовремя обезболивающее.

Он как офицер вполне мог ассоциировать свою жизнь и судьбу с Родиной. А при его таких тяжелейших страданиях родная страна не проявила о нем ожидаемой заботы.

Из-за отсутствия одной из печатей на рецепте, которую не поставили по недосмотру, его родственникам не выдали в нужное время препарат.

В уходе из жизни контр-адмирала можно увидеть жест не только физической, но и душевной боли разочарования, но это не эвтаназия. Конечно, это только толкование одного из множества случаев. Но после того, как он произошел, развернулась дискуссия об обезболивании.

Если такие проблемы возникают у пациента, который может рассчитывать на спецобслуживание, что говорить об основной массе больных? После этого случая некоторые шаги, облегчающие получение сильнодействующих обезболивающих были сделаны.

Но, судя по словам врачей, экспертов в этой сфере — их явно недостаточно.

Подводя итог: пока у нас нет доступного обезболивания, неправильно даже ставить вопрос об эвтаназии. Когда качественная паллиативная помощь будет работать для всех, тогда можно начинать общественную дискуссию.

Проблемы с эвтаназией на Западе. Делать ли ее больным депрессией?

В то время, пока в России далеко до обсуждения темы эвтаназии, на Западе (США, штат Орегон) уже с 1997 года существуют законы, разрешающие эвтаназию.

Эвтаназия легализована во многих европейских странах, например, в Швейцарии, Бельгии, Нидерландах, также в Японии и некоторых штатах США. Недавно появилось такое понятие, как «эвтаназийный туризм».

То есть люди приезжают в страну, где разрешена эвтаназия, платят деньги, и их лишают жизни.

Карта стран, где легализована эвтаназия. Фото wikipedia.org

В СМИ иногда поднимаются истории эвтаназии, которые создают большой резонанс.

В них люди с клинической резистентной депрессией просят провести эвтаназию, потому что ни один из препаратов не улучшает их состояние. Я не готов осуждать этих людей, но в целом это вызывает недоумение.

Как правило, в российских соцсетях я вижу, что это вызывает осуждение и комментарии в духе: «Это же просто убийство».

Иным делом являются нейродегеративные болезни, такие как болезнь Альцгеймера и болезнь Паркинсона. Они выглядят страшнее, чем онкозаболевания, потому что человек теряет свою личность, и близкие наблюдают этот постепенный распад личности.

Понятно, почему в западных странах, где средняя продолжительность жизни около 80 лет, проблема эвтаназии стоит гораздо острее.

Но при этом в большинстве этих стран, например, в Нидерландах, все граждане имеют доступ к качественной медицинской помощи.

В США даже среди небогатых представителей среднего класса встречаются ситуации, когда осложнения стоматологических болезней заканчиваются смертью. Потому что стоматолог стоит дорого, а страховка часто не покрывает его услуги. При такой ситуации в системе здравоохранения эвтаназия уже не выглядит свободным гуманным решением для больных в терминальной стадии.

Представим, что у человека нет медицинской страховки, он вынужден платить огромные деньги за раковую терапию. Он будет чувствовать себя виноватым перед семьей и может сказать: «Пусть лучше я умру, чем буду большой обузой для родных».

Один из важных аргументов против эвтаназии как раз и заключается в том, что эта процедура может быть использована для того, чтобы подталкивать страдающих людей, не способных оплатить лечение, к эвтаназии или другому способу лишения жизни.

Сейчас во многих странах такие проблемы находятся на острие публичных дискуссий. Данные истории привлекают внимание к теме социальной справедливости.

То есть эвтаназия может стать «легким выходом» не только для страдающего человека, но и для социальных групп и институтов, готовых поступиться многим в борьбе за некую экономическую эффективность.

Сергей Шевченко — кандидат философских наук, научный сотрудник Института философии РАН, преподаватель кафедры биоэтики РНИМУ им. Н.И. Пирогова.

ОбществоМедицина

Источник: https://realnoevremya.ru/articles/156704-pochemu-v-rossii-seychas-nelzya-razreshat-evtanaziyu

Эвтаназия в России:

Где и почему разрешена эвтаназия

Российские власти обсуждают возможность разрешения в стране эвтаназии. Что это за процедура, в каких странах она разрешена, что о ней говорят в России и какие есть доводы за и против, читайте в обзоре Anews.

Что такое эвтаназия? История вопроса

Эвтаназия (от греческого еu — «хорошо» и thanatos — «смерть») — это практика намеренного прекращения жизни неизлечимо больного по его же просьбе, чтобы избавить его от невыносимых страданий. Применяется врачом лишь в том случае, если это единственный способ облегчить мучения пациента. При этом клятва Гиппократа в ее традиционной форме содержит запрет на содействие уходу из жизни.

В контексте медицины термин «эвтаназия» впервые употребил английский философ Фрэнсис Бэкон на рубеже XVI-XVII веков. Ученый писал, что врач должен смягчать страдания пациента и обеспечить ему легкий уход из жизни, если недуг признан неизлечимым.

В 1930-1940-е годы нацисты использовали этот термин применительно к своей программе умерщвления «Т-4», в рамках которой истребляли инвалидов, людей с наследственными заболеваниями и психическими расстройствами. Идея эвтаназии была надолго дискредитирована.

И все же к концу XX века она становится все более популярной.

Виды эвтаназии

Выделяют два основных вида эвтаназии — активная и пассивная.

Активная эвтаназия предполагает назначение или введение пациенту смертельной дозы препарата. Впервые таким методом воспользовался американский врач армянского происхождения Джек Кеворкян. В 1989 году он разработал мерситрон — машину, которая сама подает в кровь больного летальную дозу анальгетиков и токсичных препаратов.

В 1990 году мерситроном воспользовался первый пациент, страдавший болезнью Альцгеймера. За следующие восемь лет им воспользовались более 130 человек. Кеворкяна в 1991-м лишили лицензии на занятия медицинской практикой. Он четырежды представал перед судом. В 1999 году врача приговорили к десяти годам лишения свободы по обвинению в лишении жизни.

Пассивная эвтаназия — это сознательный отказ пациента от лечения или поддерживающей терапии.

Также выделяют добровольную эвтаназию (с согласия больного) и недобровольную (решение принимают за пациента родственники, если он находится без сознания).

В 2003 году Европейская ассоциация паллиативной помощи в своем докладе уточнила, что эвтаназия может быть только активной и добровольной. Документ был принят всеми международными организациями.

Аргумента «за» и «против»

При этом нет единого мнения о допустимости эвтаназии. Выступающие «за» говорят, что жизнь представляет ценность до тех пор, пока имеет человеческую форму, а удовольствия превалируют над страданиями.

К тому же они считают, что прервать страдания неизлечимо больного по его желанию — это гуманно по отношению к пациенту.

Кроме того, человек по закону имеет право на жизнь. Но право — это не обязанность. У человека должна быть возможность распоряжаться своей жизнью самостоятельно.

Некоторые говорят и о том, что поддержание жизни на стадии умирания требует больших финансовых затрат.

Отстаивающие позицию «против» говорят о том, что жизнь — это высшее благо. И потому между жизнью-страданием и ее полным отсутствием надо выбирать первое.

Также многие считают, что пациенты не обладают должной компетенцией для принятия решений о прекращении жизни.

В пассивной эвтаназии некоторые усматривают банальное нежелание врачей бороться за поддержание жизни пациента.

Эвтаназия в России. Что говорят?

Практика отказа от лечения была закреплена в России Федеральным законом «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» 2011 года. Он предусматривает право пациента или его законного представителя (если человек находится в вегетативном состоянии) отказаться от медицинского вмешательства.

В то же время эвтаназия в России законодательно запрещена статьей 45 того же Федерального закона. Он определяет эвтаназию как ускорение смерти пациента по его просьбе. Эвтаназия карается статьей 105 Уголовного кодекса РФ.

При этом вопрос о разрешении эвтаназии не перестает обсуждаться на уровне высшего руководства страны. Одна из причин — многочисленные случаи, когда неизлечимо больные, зачастую онкологическими заболеваниями, сводят счеты с жизнью из-за невыносимой боли. Причиной становится не только невозможность эвтаназии, но и недоступность качественной паллиативной помощи с обезболиванием.

В апреле 2007 года депутат Госсобрания Башкирии Эдвард Мурзин внес предложение по поправке в Уголовный кодекс РФ, которая потребуется после возможной легализации эвтаназии. Тогда же Совет Федерации подготовил законопроект, легализующий в России эвтаназию. Инициатива сразу вызвала волну критики со стороны общественности.

В октябре 2019 года министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова в эфире радио «Комсомольская правда» сказала, что вопрос об эвтаназии должен решаться на референдуме.

«В странах это решается референдумом, поскольку разные преобладающие религии в разных странах. Я не буду прогнозировать, как вопрос будет решаться конкретно в нашей стране. Само население должно решить, готово оно на это пойти или нет», — сказала Скворцова.

Глава Центризбиркома Элла Памфилова сразу же исключила такую возможность. «Этот вопрос не решается на референдуме», — сказала она изданию «Подъем».

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сообщил журналистам, что в Кремле нет четкой позиции по этому вопросу, передает РИА Новости. «Мне не известно о каких-то сформулированных рекомендациях, которые поступали бы от правительства на этот счет. Здесь нет каких-либо сформулированных позиций», — пояснил представитель главы государства.

В каких странах люди имеют право на эвтаназию

С 2002 года эвтаназия разрешена в Нидерландах и в Бельгии. Ее имеют право получить неизлечимо больные пациенты, которые страдают от невыносимой боли и не имеют ни единого шанса пойти на поправку.

Для принятия решения пациент должен высказать свое желание несколько раз, будучи в здравом уме. Можно попросить врача ввести летальную дозу препарата.

С 2014 года в Бельгии разрешена эвтаназия для несовершеннолетних.

В США эвтаназия легальна в пяти штатах: Орегон (с 1997 года), Вашингтон (с 2008-го), Монтана (с 2010-го), Вермонт (с 2013-го) и Калифорния (с 2015-го). Вводить смертельную дозу препарата должен обязательно сам пациент. На эвтаназию имеют право те, кому осталось жить не больше полугода. Желание уйти из жизни надо подтвердить трижды.

В Швейцарии в 1942 году был принят закон, разрешающий помогать уйти из жизни, если у врача нет корыстных мотивов. То есть пациент имеет право принять летальную дозу, но врач не может ее ввести. Эвтаназия доступна и для иностранцев.

C 2009 года эвтаназию и помощь в уходе из жизни разрешили в Люксембурге.

В 2015-м — в Колумбии и Канаде.

С 2010 года в Швеции можно отключать медицинские системы поддержания жизни по просьбе больного.

Источник: https://www.anews.com/p/119069337-ehvtanaziya-v-rossii-za-ili-protiv-v-kakih-stranah-razreshena-ehvtanaziya/

Право на смерть: почему нет единого мнения по поводу эвтаназии

Где и почему разрешена эвтаназия

Во Франции в отдельно взятой семье идет гражданская война за жизнь тяжелобольного мужчины.

Супруга, племянник и несколько братьев и сестер хотят отключить его от систем жизнеобеспечения, то есть, по сути, провести пассивную эвтаназию, но родители категорически против процедуры.

Дело дошло до Государственного совета страны, который одобрил прекращение искусственного поддержания жизни пациента.

20 мая медики приступили к исполнению решения совета, но родители не сдавались: пытались достучаться до президента Макрона, участвовали в акциях протеста, считая сына инвалидом, которому необходима медицинская помощь. 21 мая апелляционный суд принял сторону родителей Венсана. Как в разных странах проходит добровольный уход из жизни, пробивается подпольная эвтаназия и что предлагают в России для неизлечимых больных — разбирались «Известия».

TASS/AP/Thibault Camus

Родственники Венсана Ламбера, ведущие борьбу против применения к нему эвтаназии

Перетягивание каната

Именно так сейчас выглядит противостояние членов семьи Ламбер. В 2008 году Венсан Ламбер из города Реймс разбился на мотоцикле и вот уже более 10 лет находится в хроническом вегетативном состоянии. Всё это время Венсан питался через желудочный зонд, практически не реагируя на происходящее вокруг.

В 2013 году медики заключили: перспектив улучшения состояния пациента нет и не будет. Тогда жена и племянник решили прекратить беспомощное существование Венсана: во Франции действует закон о праве на смерть (если методы лечения бесполезны и не дают результатов, их могут сократить или вовсе прекратить).

Как уверяет жена, якобы накануне автокатастрофы Венсан сказал, что, если с ним произойдет беда, он не хотел бы жить жизнью «овоща».

Но родители Венсана выступили категорически против, в том числе по религиозным соображениям. Противостояние с переменным успехом длилось несколько лет: мать и отец отстаивали право на жизнь сына в Парижском административном суде, в Европейском суде по правам человека, но Государственный совет встал на сторону медиков и разрешил 20 мая начать процедуру отключения от систем жизнеобеспечения.

«Венсан поворачивает голову, у меня много видео, но никто не хочет их смотреть, — говорила журналистам мать Ламбера Вивиан. — Франция регрессирует, а Венсан сопротивляется. Я прошу перевести Венсана в специализированное отделение. Он заперт в камере смертников, это ужасно».

20 мая несколько сотен парижан и адвокаты родителей провели акцию протеста, прошествовав от здания министерства здравоохранения до Елисейских полей. Спустя 24 часа, 21 мая, апелляционный суд постановил снова начать все отмененные для Венсана процедуры.

TASS/PHOTOPQR/L'UNION DE REIMS

Венсан Ламбер

«Это садизм в чистом виде, — негодует племянник Ламбера Франсуа. — Я не понимаю, как можно быть такими варварами по отношению к собственному сыну».

Если бы в распоряжении врачей оказалось завещание или Венсан смог написать всего одно предложение — «я хочу умереть», исход был бы однозначным. Но письменного согласия нет, борьба продолжается.

«Каждый раз момент принятия решений в отношении неизлечимо больного пациента, пациента, нуждающегося в длительной респираторной поддержке, находящегося в состоянии когнитивного нарушения (снижения памяти, умственной работоспособности. — Прим.

«Известий»), пациента, который не может принимать решения, — это вопрос и медицинский, и юридический, и этический, и гуманный, — сказала «Известиям» главный внештатный специалист по паллиативной помощи Минздрава РФ Диана Невзорова.

— Данный клинический случай — это вопрос не эвтаназии, а легализации права пациентов и родственников на отказ или согласие на то или иное медицинское вмешательство».

«Случай во Франции — этический, — говорит «Известиям» антрополог, эксперт фонда поддержки социальных исследований «Хамовники» Сергей Мохов. — Это началось в 1960-е годы, когда мы стали признавать за смертью головного мозга главный критерий смерти человека.

Кто действительно должен решать в таких случаях, когда человек не может изъявить свою волю в силу определенных причин? Тут проблема острее, и она не имеет своего решения. В Америке с этой проблемой сталкиваются каждый год.

Самый последний случай Джахи Макмат, афроамериканской девочки, которую родители долгое время перевозили из штата в штат, потому что различные законы в разных штатах позволяли признавать ее то живой (и поддерживать ее состояние), то мертвой».

TASS/AP/Thibault Camus

Родственники Венсана Ламбера, ведущие борьбу против применения к нему эвтаназии

Тонкая грань

Эвтаназия, если дословно, — «хорошая смерть». Применительно к медицине о ней заговорил Фрэнсис Бэкон еще в XVII веке, полагая, что врач должен не только лечить, но и сделать всё возможное, чтобы облегчить боль пациента, которого нельзя спасти. Основные мировые религии и те, кто их придерживается, выступают категорически против: «Бог дал, Бог взял». Кто-то говорит о возможности выбора.

Эвтаназия разрешена в Швейцарии, Бельгии, Нидерландах, Канаде, Люксембурге, Колумбии. Пассивную эвтаназию можно оформить в Индии, добровольный уход из жизни практикуется в нескольких штатах США. В Бельгии и Нидерландах разрешена также эвтаназия детей.

«Проблема эвтаназии, на самом деле, схожа с проблемой абортов: может ли человек распоряжаться своим телом и принимать решение? — объясняет Сергей Мохов. — Второй очень важный момент: когда мы говорим об эвтаназии в таких топовых странах (по уровню жизни. — Прим.

«Известий»), как Голландия и Бельгия, речь идет о сравнительно небольшом количестве людей, которые проходят путь от решения до реализации. Исследования показывают, что гораздо важнее само наличие выбора.

Многие люди, которые решаются на эвтаназию, отказываются от нее на стадии суждения и принятия окончательного решения. Это очень сложный процесс. Так не получится: сегодня заявили, а завтра вам ввели инъекцию, и всё закончилось.

Существует несколько этапов комиссии, которая решает, действительно ли вы понимаете то, что делаете, действительно ли вы в этом нуждаетесь, ваша ли это точка зрения? Многие в итоге отказываются от этой идеи».

При этом, даже если всё сделано по регламенту, нет никакой гарантии, что не будет задет этический аспект.

Так, в 2016 году в Голландии разрешили эвтаназию жертве сексуального насилия: из-за перенесенной травмы девушка страдала от неизлечимой формы психического расстройства и тяжелой депрессии.

История вызвала острую дискуссию: стоит ли полагаться на решение человека с психическим расстройством? Эвтаназия — это такой универсальный ответ на неизлечимые психологические травмы, полученные из-за сексуального насилия?

В 2018 году в той же Голландии, которая, к слову, первая в мире разрешила эвтаназию (передовая страна по части рискованной, «раскованной» легализации некоторых неоднозначных процедур), разгорелся новый скандал: врача обвинили в преднамеренном убийстве. По версии следствия, доктор не получил письменного согласия на процедуру и не удостоверился в том, что пациентка с аутизмом действительно испытывала страдания.

Тихий уход

На сайте Министерства здравоохранения РФ вы не найдете ни одной статьи по запросу «эвтаназия».

Эта процедура запрещена в нашей стране, а статья 45 закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» так и называется «Запрет эвтаназии»: «Медицинскими работниками запрещается осуществление эвтаназии, то есть ускорение по просьбе пациента его смерти какими-либо действиями (бездействием) или средствами, в том числе прекращением искусственных мероприятий по поддержанию жизни пациента».

Тем не менее, в социальных сетях живут своей жизнью группы по эвтаназии, где пользователи обсуждают «капсулу для самоубийств» — детище австралийца Филипа Ничке и голландского дизайнера Александра Баннинк; выкладывают тематические фильмы или просят контакты швейцарских клиник, где иностранцам за определенную плату помогут уйти из жизни.

Так, название клиники Dignitas уже стало практически нарицательным с их лозунгом: «Живи достойно — умри достойно». Цена вопроса — от 6 500 евро. Поэтому неудивительно, что на фоне запрета и высокой цены за процедуру за границей, эвтаназия в России притаилась где-то в тени.

Так, по данным «Комсомольской правды», в Сети можно найти «советчика», который проконсультирует по всем доступным для эвтаназии методам и препаратам.

В феврале 2019 года ВЦИОМ провел опрос среди россиян: допускают ли они в принципе случаи, когда эвтаназия возможна. Выяснилось, что 37% жителей России не знают, что это за процедура.

При этом число тех, кто имеет представление об эвтаназии — 51%. 81% респондентов категорически против разрешения эвтаназии всем желающим после 60 лет, независимо от состояния здоровья.

Половина опрошенных поддерживает эвтаназию для смертельно больных пациентов, которым каждый день приносит боль.

«Половина опрошенных готова думать об эвтаназии, если пациент неизлечимо болен и страдает. Ключ ко всему — «неизлечимо болен и страдает».

А если он неизлечимо болен, но своевременно и в полном объеме получает лекарственные препараты, обезболен и ухожен? Когда ему проведены все необходимые реабилитационные процедуры, он социально адаптирован, с ним работают волонтеры, психологи, социальные работники, уровень того самого страдания несоизмеримо ниже. В этом случае вопрос эвтаназии практически не стоит или связан уже не с физическим — говорит Диана Невзорова. — Люди живут с неизлечимыми заболеваниями (с диабетом, ВИЧ-инфекцией, гепатитами), но в этих случаях мы не говорим об эвтаназии. Сейчас необходимо думать о том, чтобы неизлечимые больные не страдали. Это основной наш путь. Некоторые страны легализовали эвтаназию на своей территории, но я могу с уверенностью сказать, что это не облегчило жизнь неизлечимых больных».

По сути, в России нет эвтаназии, но развивается паллиативная медицинская помощь — улучшение качества жизни неизлечимо больного. 17 марта закон о паллиативной помощи вступил силу. Согласно документу, каждый неизлечимо больной имеет право на обезболивание, в том числе при помощи сильнодействующих и наркотических препаратов.

Кроме того, законодательно четко определяется само понятие паллиативной помощи, которое включает не только медицинскую, но и психологическую, социальную, духовную поддержку пациента и его родных не только в специализированных отделениях и хосписах, но и дома. И этот закон действительно ждали тысячи пациентов.

По словам учредителя благотворительного фонда помощи хосписам «Вера» Анны Федермессер, паллиативная помощь необходима около 1,3 млн россиян.

«Все цивилизованные страны активно развивают систему паллиативной помощи, — говорит Сергей Мохов, но подчеркивает: не путать — это не альтернатива эвтаназии. — Это совершенно разные подходы, разный выбор. Боль не всегда является причиной.

Я полагаю, что большинство людей выбирают добровольный уход из жизни не из-за боли, а из-за несоответствия качественной достойной жизни тому, что они имеют. Вот вы лежите, подключенный к множеству аппаратов, целый день смотрите в потолок, и это не соответствует вашим ожиданиям от жизни.

Конечно, паллиативная помощь — это не только про тяжело умирающих, она вообще про неизлечимо больных.

Человек может болеть десятилетиями, его ожидаемая продолжительность жизни больше, чем полгода, но он нуждается в комплексной паллиативной медицине: социальной, психологической, санитарно-гигиенической помощи. Эвтаназия — это один из вариантов для очень немного количества людей».

«Паллиативная помощь — это важный этап развития человеческого общества. Это забота о страдающих гражданах, помощь их семьям. В нашей стране паллиативная помощь идет по пути активного развития: уделяется огромное внимание помощи пациентам в амбулаторных условиях, на дому. Это наш приоритет.

Для российской системы здравоохранения помощь неизлечимо больным пациентам на дому с применением, например, поддерживающих жизнь технологий, таких как респираторная поддержка, — это новая технология, которой нужно учиться не только паллиативной команде, но и всем медикам.

И мы должны четко понимать, что путь не прост, однако есть политическая воля, активная работа Минздрава, инициативные люди, команды, благотворительные фонды, волонтерские организации, и это уже большой рывок, — отмечает Диана Невзорова.

— В одной из стран с разрешенной эвтаназией человек, страдающий алкоголизмом, решился на эвтаназию. Это абсолютно иная ситуация, иное философское состояние общества. Не знаю, насколько мы к этому готовы, наш ли это, российский путь.

Стоит ли слепо идти чужой дорогой, использовать чужой опыт без адаптации к внутренним особенностям? Может, нужно внимательно проанализировать, подумать над чужими ошибками и сделать свои выводы?»

Источник: https://iz.ru/880899/elena-motrenko/pravo-na-smert-pochemu-net-edinogo-mneniia-po-povodu-evtanazii

Делаем просто
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: